«В Саппоро я слишком громкая, в Москве — закрытая»: как российская японка Катя подружила восток и запад в карьере и отношениях

«Японка?! Хватит прикалываться!» — таксист обижается и замолкает. Единственный раз решила признаться, кто я, и вот так. Таксисты, особенно уроженцы Средней Азии, видят во мне свою и постоянно пытаются угадать, киргизка я, казашка или узбечка. Я улыбаюсь и еду молча: все равно не поверят.  


На Дальнем Востоке такие истории в порядке вещей. Сахалин — остров толерантности. Вот мама — ее, кстати, зовут Алена — прислала недавно видео: девочка-кореянка на школьном празднике поет гимн России. Кому-то это покажется странным или забавным, а для нас — обычное дело.  

Токура, Дэ Сик и Катя

В школе корейцы и японцы составляли примерно треть от общего числа учащихся. И все как у всех детей: общались, дружили, враждовали, но последнее — никогда не по причине национальных различий.  

В параллельном с моим классе была девочка-японка Токура. В основном у сахалинских азиатов русские имена. Так повелось: корейцы и японцы могли называть детей своими именами, но записывали их в документах по-русски. Это удобно для жизни. Мальчика-корейца могут дома звать Дэ Сиком или Чон Су, а в школе он Вова.  





Хотела ли бы я там жить? Вряд ли. Дедушку перед отъездом, помню, около года обучали, как выполнять простейшие повседневные обязанности. Он, например, запоминал, что пакет в супермаркете нужно брать непременно двумя руками сразу, смотреть кассиру в глаза и немного кланяться. Такие церемонии не все примут и освоят.  

Вы бы смогли терпеливо ждать зеленого сигнала светофора на абсолютно пустой дороге, машина по которой последний раз проезжала час назад? Вот и я о том. 

Как вы поняли, японцы — нереально дисциплинированный народ. Мне тоже нравится играть по правилам и чувствовать себя в относительной безопасности, понимая, что все вокруг неукоснительно соблюдают регламент. Но, пожив у дедушки дольше трех недель, всегда начинаю скучать по российской неопределенности, драйву и сюрпризам, какими бы они ни были. В гостях хорошо, но дома, сами знаете.

А язык-то знаешь? 

Бабушка в течение нескольких лет не бросала попыток научить меня японскому языку. В детстве я охотно поддавалась ее благим намерениям и даже худо-бедно изъяснялась с японскими детьми на площадке. Однако проблема заключалась в том, что как только я возвращалась на Сахалин, то знания без постоянной практики тут же выветривались. 







В конце концов, Люси Лью — одна такая в мире, а Ян Гэ — у нас в России. 

Так я и решила, что стану журналисткой. Моих близких это не удивило, они были готовы к этому с моего рождения. 

Руками младенца 

В азиатских странах есть одна отличная древняя традиция. Кстати, возраст ребенка там отсчитывают с момента начала беременности, то есть рождается он уже в идеале 9-месячным. А вот на «земной» годик ему предоставляют право первого выбора… 

На стол выкладывают несколько предметов — деньги, ручку, клубок ниток, горсть риса и так далее. К чему потянется малыш, с тем свою жизнь и свяжет. 

Я выбрала ручку — как, кстати, и моя мама Алена Васильевна, которая выучилась на преподавателя русского языка и литературы. Я же стала журналистом. А вот моя сестра Ксюша выбрала деньги. Сейчас ей 14 лет, и пока она только тратит родительские, но поживем-увидим. 




Был во время учебы у моей «азиатскости» один серьезный минус — меня всегда запоминали преподаватели. Говорить, что я была на лекции, если я там не была, смысла не имело. 

Как я оказалась в Москве и на Woman.ru 

Во время учебы я познакомилась с парнем, и скоро мы начали вместе жить. Кстати, вы можете поинтересоваться, к каким молодым людям тяготело мое японское сердце. И я отвечу: не к азиатам. Как по мне, восточные парни поглощены собой, своей внешностью, личным комфортом. Азиаты слишком внимательны к деталям по сравнению, например, с русскими. Пока один будет выбирать рубашку или пилить ногти, другой откроет дело, посадит дерево — ну или наломает дров. Второй подход мне ближе. 





Все, что модно сейчас, — оверсайз, широкие брюки, обувь на низком каблуке — я видела еще в 5 лет в Японии. Там так ходят всегда, и мне этот стиль близок. Комфорт, как и спокойствие, которое ты источаешь, — это главное. Да и привлекательность — она не про оголение. Эмили Ратайковски скоро вывернется наизнанку, но более секси для меня не станет. Потому что секс — не про обнаженные части тела. Кто-то может только коленку показать — одну и по большим праздникам, но это будет взрыв. Так я и делаю. Бабушка мной довольна. 

Источник: www.woman.ru