«Сначала он был просто другом и спокойно ждал…»: Маргарита Грачева рассказывает о новом избраннике и пути к личному счастью

11 декабря 2017 года навсегда изменило жизнь Маргариты Грачевой. Ее супруг Дмитрий, с которым она намеревалась развестись, отвез ее в лес, где долго издевался, после чего отрубил обе кисти рук. Понимая, что наказания не избежать (но можно смягчить), Грачев сам отвез супругу в больницу и сдался полиции.

Врачи сотворили чудо: левую кисть Маргариты удалось спасти, на правой же руке теперь протез.

Эта история не оставила никого равнодушным, и в нашей стране вновь всерьез заговорили о проблеме домашнего насилия. Дело в том, что до трагедии Грачева обращалась в полицию: супруг уже поднял на нее руку после того, как узнал, что она хочет с ним развестись, а однажды, за месяц до случившегося, вывез в лес, где начал угрожать расправой. Тем не менее, сотрудники правоохранительных органов угрозы для жизни и здоровья Маргариты не увидели и ограничились воспитательной беседой с Дмитрием. Увы, от шокирующей жестокости мужа девушку это не уберегло.

«Он что-то говорил, кажется, ему нравилось, что мне страшно: ‘’Машину, говоришь, хочешь купить и водить ее. Ха-ха! Не будет у тебя ни машины, ни мужиков, даже детей не погладишь, а ведь ты так любила это делать! ’’ В тот момент я решила, что он вообще хочет меня убить, не думала о руках…» — вспоминает Грачева в своей книге «Счастлива без рук».

15 ноября 2018-го Дмитрий Грачев был приговорен к 14 годам колонии строгого режима.

Также мужчина был лишен родительских прав: с Маргаритой они растили двоих сыновей, которым Дмитрий теперь официально абсолютно чужой человек.

Сегодня 27-летняя Маргарита вдохновляет десятки тысяч женщин, прошедших через подобное, двигаться вперед и быть счастливыми, несмотря ни на что. Не так давно девушка объявила, что выходит замуж.

Живу дальше

Сплю я хорошо: с этим, к счастью, нет и не было никаких проблем. Мне не снится тот злополучный день, я не просыпаюсь в холодном поту. Просто живу дальше. Первое время я была в больнице, дальше пошли реабилитации, суды: моя голова была забита насущными проблемами.

Обошлось без помощи психолога. Я как-то с самого начала понимала, что дело не во мне, хотя знаю, что часто позиция женщин обратная: многие спрашивают у меня, как пережить трагедию и избавиться от чувства вины, мол, сама довела. К сожалению, рецепта у меня нет. Во мне изначально было абсолютное осознание, что в случившемся нет моей вины и это не моя зона ответственности. Быть абьюзером, применить насилие было его выбором. В этом смысле мне не нужна была помощь психологов.

Конечно, во многом сыграла свою роль поддержка родных, близких и просто неравнодушных людей.

Только благодаря им мы собрали 6 миллионов рублей на протезы, без которых я не знаю, как бы справлялась. Кстати, протез от государства я получила лишь полтора года спустя и за это время имела все шансы впасть в депрессию. К счастью, обошлось.

Главным моим двигателем были и остаются дети: я понимала, что не могу просто лечь на кровать, сутками плакать и не выходить из дома. У меня есть обязанности перед сыновьями.





Со своей стороны я сделала все, чтобы сохранить их привычный и комфортный образ жизни. Они не особенно чувствуют разницу между тем, когда я была с обеими руками, и тем, что теперь у меня протез. Мы также ездим на машине, посещаем различные кружки, много гуляем.

Для меня с самого начала было важно, чтобы дети не чувствовали того, что их жизнь теперь сосредоточена в четырех стенах, потому что мама «болеет». Дети — это огромный двигатель.

Как и в моем случае, с сыновьями не работали психологи. Возможно, в будущем, например, в переходном возрасте, им понадобится помощь. Кстати, как и мне: это я сейчас не вижу смысла и решаю внутренние конфликты сама, но кто знает, что со мной будет через пять лет. Не факт, что отсутствие работы с психологом — это правильно. Среди тех, кто мне пишет, я редко встречаю людей, кому не нужна помощь специалиста.

Например, моя мама говорит, что с удовольствием бы пообщалась с психологом.

И это неудивительно: я сама родитель и прекрасно понимаю, что переживания за детей намного сильнее, чем за самого себя. Тогда, в больнице, я старалась не раскисать и не показывать, что мне плохо, потому что знала, как тяжело маме.


Конечно, у всякой публичности есть как положительные, так и отрицательные стороны. Например, я рада, что о проблеме домашнего насилия начали говорить, что мы все чаще поднимаем тему инвалидности, доступной среды.

У нас в стране с этим, мягко говоря, беда. Я протезировалась в Германии, жила там месяц, и у меня было время сравнить. Здесь ты выходишь на улицу, и на тебя смотрят как на пришельца. А попробуйте сесть на инвалидную коляску и доехать хоть куда-нибудь. Трудоустроиться людям с ограниченными возможностями здоровья тоже практически невозможно: работодатели не хотят брать на себя такую ответственность.

Я бы хотела поменять отношение людей. В России около 12 миллионов инвалидов, но для всех их как будто не существует.

Хочется, чтобы на телевидении работали люди в том числе и с протезами, чтобы зрители их видели и понимали: это нормально. Мне кажется, стоит начинать с детских садов и школ: проводить уроки, рассказывать об инвалидах и о том, как правильно с ними взаимодействовать. Важны разные мелочи. Например, колясочника не нужно никуда везти, если он о том не просил. Меня однозначно нельзя хватать за руку или за протез, что, кстати, некоторые очень любят делать.

В целом могу сказать, что мне по большей части повезло: внимание есть, но оно не назойливое. Бывает, останавливают на улице, но всегда за тем, чтобы сказать что-то хорошее, поддержать, обнять. Да, в родном Серпухове этого внимания было много, встречались и бестактные люди, но таких я просто старалась игнорировать. С переездом в Питер стало проще.

Еще три года назад у Маргариты Грачевой было обе руки

Конечно, в интернете люди смелее, могут написать гадости. Например, когда мне пишут что-то вроде «Ага, хайпанула и теперь пиарится на трагедии», я отвечаю: «Пожалуйста, можете себе тоже что-нибудь отрубить, а контактами СМИ я с вами поделюсь».

Если бы у меня была возможность вернуть руки, я бы, конечно, выбрала этот путь.

Моя популярность не из тех, о которой можно мечтать. Но раз уж так получилось, я постараюсь использовать ее для борьбы с таким страшным злом как домашнее насилие.

Фото: @margoritka1211/Instagram, личный архив, Максим Григорьев/ТАСС, YouTube.com

Источник: www.woman.ru