Принцесса Санта-Барбары: как Меган Маркл пожертвовала репутацией ради счастья и миллионов

Так всегда: в одном месте убывает, в другом — прибывает. За последние месяцы Гарри и Меган, которые по-прежнему по документам Его и Ее королевские высочества, взяли и небывалые финансовые высоты. Освоившись в Санта-Барбаре (какая ирония), эти двое заключили две серьезные сделки — с Netflix на создание документальных фильмов и детских программ и со Spotify на производство подкастов. Герцог и герцогиня дальновидно осваивают сферу медиа, а там как будто только их и ждали.

Сделка с Netflix — на $130 млн., со Spotify — на $53 млн. Для начала неплохо.

В целях диверсификации Меган (именно она) инвестирует в неожиданный стартап — бренд растворимых напитков. Но забудьте дешевый быстрый кофе. За упаковку «холистического» куркума-латте придется выложить почти $30, и, судя по тому, что зож-продукцию уже рекламирует миллиардерша Опра Уинфри, Меган рассчитывает на серьезную отдачу.

Но прежде придется столкнуться с отдачей иного толка. Ее сводная сестра Саманта Маркл выпускает книгу, одно название которой обещает немало,  — «Дневники сестры Пробивной принцессы. Часть первая». То есть не за горами и вторая.

Как будто Меган мало того, что за год вдали от родни мужа, она, многое приобретя, потеряла не меньше. Во всяком случае, от репутации идеальной спутницы представителя монархии почти ничего не осталось. Особенно, как считают инсайдеры при дворе, после той самой сделки с Netflix, которую продвигала лично Меган как профи в мире телевидения.

Шутка ли — так подружиться с платформой, явившей миру сериал «Корона», не раз заставивший хвататься за сердце родных Гарри и до выхода 4 сезона, в котором от души перетрясли все королевское белье и представили в сомнительном свете и принца Чарльза вместе с его нынешней супругой Камиллой, и королеву Елизавету. Гарри и Меган снова обвинили в лицемерии, но им было уже не привыкать.







В пользу этой версии говорит сложная история ее личных взаимоотношений, конфликт с отцом, а также многочисленные разорванные дружеские отношения. То и дело в прессе возникают воспоминания людей, которые когда-то были очарованы Меган, а потом оказались ею же заблокированы и вычеркнуты из жизни навсегда.

«Эта девушка», — говорят, именно эти два слова, которые Уильям употребил в разговоре с Гарри в начале его романа с Меган в 2016 году, вбили первый клин между братьями. Уилл предлагал не торопить события и «получше узнать эту девушку». Гарри уже тогда все знал, и эта небрежная формулировка по отношению к избраннице его задела.

Уильям вряд ли хотел обидеть: свою Кейт он «узнавал получше» десять лет, но Гарри было уже не до нюансов.

Герцог Сассекский хотел бросить к ногам любимой все сокровища британской короны, чем смущал всю семью, но только Уильям по-братски мог сказать ему, что он слишком старается, «раскатывая красную дорожку». Укреплению родственных связей это вряд ли способствовало.

Люди, работавшие на королевскую семью десятилетиями, уходили, братья оказывались по разные стороны баррикад, где Гарри бился за благополучие своей жены под печально известным девизом «то, что Меган хочет, она получает», а Уильям, как мог, отстаивал вековой уклад и семейные порядки. А потом Гарри и Меган решили использовать прием, который запрещенным посчитал не только Уильям.

Опасное сравнение

«Мой самый большой страх — что повторится история, которую я уже наблюдал, когда человек, которого я люблю, был превращен в объект, лишенный прав на гуманное к себе отношение. Я потерял свою мать, а теперь я смотрю, как моя жена становится жертвой тех же сил», — гласило официально заявление Гарри от 1 октября 2019 года, в котором он объявлял о начале судебного процесса против издания Mail on Sunday. Там вышел скандальный материал о взаимоотношениях Меган с отцом.

Вторжение в частную жизнь, а в статье была приведена личная переписка герцогини с Томасом Марклом, не имеет оправданий. Однако сравнение супруги Гарри с принцессой Дианой многие посчитали негуманным и неэтичным. Принц Уильям, по сообщениям королевских биографов, воспринял слова Гарри особенно болезненно, не готовый к упоминанию матери в таком контексте.

«Была бы война»: дворецкий принцессы Дианы объяснил, почему она невзлюбила бы Меган Маркл

Возмущению снова не было предела. Многие посчитали, что Меган посягала на святое — память о «принцессе сердец», с чьей историей ее собственная, даже при самом поверхностном сравнении, имела мало общего. Смущало и то, что герцогиня, опытная, взрослая женщина, всего год как породнилась с Виндзорами, но уже призывала ее пожалеть.

Если Диана Спенсер попала «в лапы монархии», а следом — на первые полосы газет в юном возрасте, будучи полностью неподготовленной, то за плечами Маркл была сделанная карьера, годы опыта в актерском мире, ее, безусловно, натренировавшие. Она уж точно на смотрела на мир глазами наивной 18-летней детсадовской воспитательницы, которая в одночасье из никому неизвестной, застенчивой девушки вдруг стала невестой наследника трона.



Принцесса Диана

Леди Ди была по сути первой знаменитостью в королевской семье. Меган, как предполагали многие, такой быть только мечтала, но не дотягивала.

Зато — и это самая главная между ними разница — Маркл имела и имеет любовь и поддержку мужа, которой никогда не было у Дианы. И если та ушла из королевской семьи одна, лишенная титула и со шлейфом домыслов и скандалов, то герцогиня Сассекская покидала «фирму» с гордо вскинутой головой, под руку с любимым мужем и большими планами на будущее. Возможно, это гораздо важнее, чем репутация. Даже если ты все еще имеешь отношение к миру, где ее оберегают не менее тщательно, чем фамильные тиары.

Фото: Getty Images, Legion-Media.ru

Источник: www.woman.ru