Страшная тайна квартиры Матросовых

В 1985 году мне было 12 лет. Жил я в Ленинграде. И был у меня в то время друг, Илья Матросов. Проживал он с родителями и бабушкой в квартире-сталинке. Дом старый, с высоченными потолками. Я часто бывал в гостях у Ильи и иногда слышал, как его родители и бабушка жалуются на неизвестно откуда появляющееся на потолке в ванной комнате темное пятно. Уже и ремонт делали, и потолок белили – ничего не помогает. А еще тому, кто купается в ванной, становилось плохо: начиналась тошнота, головокружение, боли во всем теле. Совпадение или нет, но дед Ильи умер как раз в момент приема теплой ванны. Сердце.

Как-то зимой, после посещения ледяной горки, мы с Ильей пришли к нему домой. Его бабушка напекла вкусные пироги. Мы поели, немного поиграли, и я засобирался домой. Выйдя из подъезда, я понял, что забыл в прихожей квартиры Матросовых свои варежки. Идти домой без них нельзя. Мама устроит скандал. Надо возвращаться. Поднимаюсь на пятый этаж и вижу, что дверь в квартиру моего друга приоткрыта. Странно, ведь я четко помнил, как бабушка Ильи закрывала за мной входную дверь, при этом провернув пару раз замок.

Я открыл дверь и шагнул в прихожую квартиры и понял, что я нахожусь совершенно в другой квартире. Вернее, вроде в той самой, но обстановка совершенно другая. Все какое-то старинное: резная тумбочка с огромным черным телефоном, на стене висят портреты – Сталина и Дзержинского. Дверь в гостиную была приоткрытой. И тут послышались голоса. Я спрятался за шинель, висевшую на вешалке. От страха взмок, как мышь.

Слегка отодвинул шинель и наблюдаю в щелочку за происходящим. В коридоре показалась девушка, укутанная в какие-то тряпки, худая, как скелет. Потом я увидел мальчика-подростка лет 13-14 и ребенка лет 4-5, тоже сильно худых и замотанных в лохмотья. Только спустя несколько минут, я ощутил, как в квартире холодно, даже пар изо рта идет. Затем я услышал женский крик, полный отчаяния. Минут через 10 между девушкой и подростком состоялся такой разговор:

– Она умерла. Отмучилась.
– Давай перенесем ее в ванную, все равно воды нет.
– Давай.

Затем я с ужасом наблюдал, как подросток и девушка переносят тело худой старушки, тоже замотанное в лохмотья, в ванную. Дальше я наблюдать не смог. Я вообще не понимал, снится мне это или я все вижу наяву. Или с ума сошел. Улучив момент, я выбежал из квартиры. Хотя тихие шорохи, издаваемые мной, наверняка не были бы услышаны обитателями квартиры, так как они пребывали в какой-то прострации.

О происшедшем я никому ничего не сказал. Боялся. А спустя пару дней сам себя убедил, что все это мне привиделось. Но помнил я об этом всю жизнь. Только спустя много лет, когда мне стукнуло 45, и по роду своей деятельности я столкнулся с архивной информацией, я осмелился изучить историю квартиры Матросовых. Оказывается, в 1941-1944 годах там проживала большая семья. Мужчины погибли на фронте. Дома остались: пожилая женщины и ее дочь с двумя детьми (подросток и ребенок). Пожилая женщина умерла в первый год блокады, ребенок – во второй. Остальные выжили.

Наверняка пятно на потолке в ванной, которое постоянно проявлялось, невзирая на ремонт, как-то связано с тем, что мертвое тело пожилой женщины, умершей в блокаду, лежало именно в ванной. Но об этом я не стал рассказывать Илье, с которым мы до сих пор дружим. Тем более они давно продали ту квартиру-сталинку. Кстати, бабушка и мама Ильи тоже умерли, находясь в ванной комнате. У мамы, как и у деда, тоже сердце, а бабушка упала и ударилась виском о край чугунной ванны, когда купалась.

Источник: zelv.ru