Политика и танцы в альбоме Moby «All Visible Objects», записанном в изоляции

Семнадцатый (!) альбом американского электронщика Moby «All Visible Objects» предваряли два сингла — «Power is taken» и «Too Much Change» — с черно-белыми видеоклипами, злобным и лиричным соответственно. Главное, что надо знать про пластинку: «All Visible Objects» возвращается из студенистого эмбиента и тяжеловесной поп-электроники в свою первостихию — в мир техно, хауса и рейв-энергии. Это первое. Второе: клубный альбом записан, не выходя из дома в период карантина. И третье: все доходы от продажи пойдут на благотворительные нужды в фонды по защите прав человека, животных и окружающей среды — всего 11 организаций по количеству композиций на «All Visible Objects».

Ричард Холл — так в миру зовут исполнителя — прошел огромный путь от панк-рокера и объекта насмешек Эминема до одного из величайших электронных музыкантов. Его влияние на развитие электронной и танцевальной музыки нисколько не преувеличено. Чего стоит феерическая пластинка «Play» c незабвенными «Porcelain» и «Natural Blues», которые играют всякий раз, если зажмуриться и представить себе сценки из конца 1990-х.

Природа совсем не очистилась, власть забрали, надо бороться с гонителями — как бы говорит нам своим кульминационным треком разозлившийся Моби

Позиция по многим общественным и политическим вопросам, взятая Ричардом «когда это было не модно», и его собственный переход от материальных ценностей к духовным — еще один повод уважать этого татуированного 54-летнего мужчину. В интервью изданию Variety Моби, выросший в семье хиппи, а потом заигравшийся в панк-рок, признался, что в конце 1990-х ушел в другую крайность, пытаясь нажить побольше богатства и жить жизнь в духе Гэтсби, пока не понял, что счастливее от этого не становится — скорее наоборот. «Материализм не делал меня счастливым, каковы же альтернативы? — задавал он риторический вопрос в интервью. — Для меня альтернативой стало жить относительно простой жизнью, наслаждаться работой, которую вы делаете, и, если вы можете, использовать свою платформу и деньги, чтобы помочь организациям, пытающимся решить проблемы».

Последний раз так олдскульно, как сегодня, Моби звучал 15 лет назад

Стилистически альбом «All Visible Objects» будто отбрасывает в эпоху рейва начала 1990-х — ко времени альбома «Everything Is Wrong», когда Моби пилил разносящий брейкбит и заливистый хаус, а Billboard называл его «королем техно». Впрочем, ничего похожего на техно в сегодняшнем понимании там не было, в отличие от новой пластинки, где возвышенную «Tecie» можно представить финальным треком на танцполе в «Мутаборе», а «Refuge» даже в разгаре вечеринки. Узкожанровым посланием клубной аудитории «All Visible Objects» не назовешь — это мажорная, предназначенная не только для танцев электроника, в которой отдельно радует, что Моби проигнорировал большую часть омерзительных приемов, принесенных Major Lazer, Стивом Аоки и другими EDM-краснобаями. Пианинная легкость и синтезаторные переливы, которые во многих треках опрокидываются в марширующие биты, будто призваны отразить все противоречия современного мира. Политическое послание пластинки едва ли менее значимо, чем собственно музыка. Название альбома отсылает к образованному в 2016 году движению «The Indivisible Project», которое собирает небольшие организации, сражающиеся с самыми разными несправедливостями в сегодняшней Америке и делающие их видимыми. Моби — ярый противник Трампа. В интервью «Медузе», он, предварительно извинившись, выразил мнение, что российские лидеры «купили» президентство Трампа, не ожидая таких скудных последствий правления. При этом два года назад Моби заявлял, что к нему обращались люди из ЦРУ с предложением распространять в соцсетях информацию о сговоре Трампа с Россией. Действительно, трудно понять, что является большим источником зла в мире, поэтому в ритмичной и исключительно тревожной «Power Is Taken» поется «Must fight against the oppressors…», без уточнений. В альбоме много гостей — в том числе даб-поэт Линтон Квеси Джонсон, музыкант D.H. Peligro и рэппер Boogie. Мягкий вокал Аполло Джейн ложится на самую длинную — почти 10-минутную — песню «Too Much Change», в которой чередуются вкрадчивые салонно-джазовые интонации и разгоняющийся дипхаусный бит. В кавер-версии на группу Roxy Music «My Only Love» поет Минди Джонс и несутся пианинные клавиши сквозь биение ударных. Света Моби ищет в «One Last Time», а спасаться намерен в любви — в песне «Rise Up In Love».

Это песню с рефреном «What are we supposed to feel? And what are we supposed to do?» можно считать гимном растерянности, которую человечеству принесла пандемия

Моби говорит, что теперь ставит политику и активистскую деятельность, направленную на защиту прав людей, животных и окружающей среды, на первое место. Музыку же называет лишь хобби. Продюсер отдает деньги благотворительным организациям не только с продаж альбомов, но и с прибыли веганского ресторана Little Pine в Лос-Анджелесе и веганского же фестиваля Circle V. Но чем больше творишь добра, тем больше спрос: вокруг Ричарда возникло немало критики в связи с увольнением работников ресторана из-за пандемии. Также шквал негатива посыпался после выхода в 2019 году автобиографии «Then It Fell Apart», в которой тот рассказывал о своих коротких отношениях с Натали Портман. Натали в свою очередь все отрицала, к тому же назвала музыканта «creepy old man». Крипи он или нет, а мы все же любим Моби за его прекрасную и осмысленную музыку, стремление защитить природу, животных и людей.

Moby «All Visible Things»
Слушать на Apple Music

Источник: www.buro247.ru