Как работать с военным дедстоком. 5 вдохновляющих примеров

Мало того что мир тонет в одежде, излишне произведенной модными марками, так еще и на военных складах хранятся тонны старых армейских вещей. Рассказываем о брендах, которые круто работают с военным дедстоком — парашютами, камуфляжными костюмами и надежной фурнитурой. 

Myar 

За молодым брендом стоит итальянец Андреа Россо — сын того самого Россо, который основал Diesel и владеет брендами Maison Margiela и Marni. Для своих коллекций Андреа использует военную форму второй половины XX века, которую сам собирает на гигантских европейских складах военного дедстока. Куртки и брюки итальянской армии, футболки американской, рубашки шведской, плащи чехословацкой и голландской, камуфляж швейцарской армии — все эти вещи сначала проходят тщательную чистку, а потом усилиями дизайн-команды Myar преображаются. Одним вещам просто обновляют пуговицы и молнии там, где это необходимо, и корректируют силуэт. Другие кастомизируют масштабнее — например, для летней коллекции куртки испанской и румынской армии 1990-х годов расшивают в гавайском стиле, а для осенне-зимней камуфляжный костюм швейцарской армии 1970-х годов утепляют флисом. Из российской военной формы Myar работает с брюками-галифе, куртками-афганками и особенно активно — с «telnyashkas». 

@joinmyar 



Дождевик шведской армии 1990-х годов, к которой дизайнеры Myar пришили специальный карман для бутылки — по образу и подобию фляги американской армии 1960-х годов.


Андреа Россо, основатель Myar

Raeburn 

Кристофер Рейберн запустил свой бренд 2009 году когда мы еще не знали о термине «sustainability», Рейберн уже вовсю следовал принципам устойчивости — remake, reuse, recycle. Один из бестселлеров Raeburn — костюм под названием «parasuit». Его шьют из рипстоп-нейлона — завалявшегося на военных складах материала для парашютов. Из них же делают платья, сумки и плащи. Также есть линейка вещей из старых шелковых карт Военно-воздушных сил Великобритании: во время Второй мировой войны британская разведка печатала секретные карты на шелковом отрезе, чтобы они не шуршали и при опасности их можно было замаскировать под одежду. Летом 2020-го в магазине бренда начали продавать неношеную военную форму, которую дизайнер лично отобрал на военных складах в Европе, — оригинальные спасжилеты пилотов, куртки французской армии и брюки Вооруженных сил Нидерландов доступны в нескольких размерах. 

@joinmyar 

Parasuit — костюм из старого парашютного нейлона с военных складов


Оригинальные военные вещи, которые Рейберн отобрал лично и теперь продает на сайте бренда — что приятно, в нескольких размерах

Кристофер Рейберн

Greg Lauren

В американской моде есть два дизайнера с фамилией Лорен, которых нужно знать. Первый вряд ли нуждается в представлении, а второй — Грег Лорен, его племянник. Коллекции Greg Lauren сшивают по лоскутам, забрызгивают краской, намеренно раздирают и режут — как раз эта рванина стала отличительной чертой бренда. Вещи из дедстока, в том числе военного, вынесены в отдельную линейку под названием Scrapwork. Из армейских вещмешков делают костюмы с безупречной посадкой, как с Сэвил-роу. Восемь тысяч палаток с военных складов идут на куртки и жилетки, бережно собранные в лоскутной технике. Стоит всё примерно по паре тысяч долларов за единицу: ну а что, в конечном счете эта одежда, пускай и переделанная из военного дедстока, вписывается в концепцию кутюра — высочайшее мастерство и колоссальный ручной труд. 

@greglauren

Грег Лорен

Atelier & Repairs

Концепция лос-анджелесской марки звучит так: «0% new production. 100% transformation». Ее основал Маурицио Донади, в прошлом занимавший должности вице-президента Giorgio Armani, Levi’s и руководивший Ralph Lauren, а теперь принявший сторону антиконсьюмеризма. Новые материалы марка Донади не использует вообще — в мастерской Atelier & Repairs работают только с готовыми вещами: дедстоком, полученным от других брендов, а также со старыми военными вещами — для них создана специальная линейка под названием «демилитаризованная зона». К стеганой подстежке от куртки М-65 здесь добавляют подклад и карманы из старой английской гобеленовой ткани. Сами полевые куртки укорачивают на японский манер и вручную расшивают шелковой нитью. Брюки чуть сужают и обновляют контрастной окантовкой или заплатками. Каждое изделие единично и по-своему уникально.

@atelierandrepairs



Маурицио Донади

«Олово»

Российская марка, основанная Александром Маланиным, выпускает телогрейки и куртки танкиста, офицерские плащи, шинели, штормовые робы матроса и шивретки — все они повторяют нашу военную форму, но адаптированы к повседневному гардеробу. Также марка работает военным дедстоком — это не основное направление «Олова», но даже за небольшими шагами в сторону апсайклинга военной формы приятно наблюдать. У нас в стране гигантские склады с запасами военной одежды, которую принято хранить определенное время — 40–50 лет. Как только этот срок выходит, фабрики устраивают аукционы и распродают запасы. Одеяла и старые молнии 1970-х годов «Олово» использует для курток: одеяла очень теплые, а молнии стальные и крепкие. Ботинки утепляют шинельным полотном, а для рюкзаков используют парашютную фурнитуру и лямки от автомата Калашникова. Пуговицы для вещей также берут из дедстока — мосштамповские. «Видел, кстати, похожие пуговицы у Stone Island — не исключаю, что бренд мог позаимствовать фурнитуру у нашей военной формы», — поделился основатель «Олова» в интервью BURO.

@olovomoscow

Куртка на основе штормовой робы матроса ВМФ: в капюшоне установлена стальная молния куртки ВВС 1975 года, а для утеплителя использованы одеяла с армейских вещевых складов

Александр Маланин

Рюкзак из кордуры, вдохновленный советской моделью. Фурнитура — советская парашютная, лямки — от автомата Калашникова

Источник: www.buro247.ru